header34


14.00.21 – стоматология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук

Волгоград – 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет Росздрава»

Научный руководитель:
доктор медицинских наук, профессор Дмитриенко Сергей Владимирович

Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук, профессор Данилина Татьяна Федорована
доктор медицинских наук, профессор Каливраджиян Эдвард Саркисович

Ведущая организация:
ФГУ «Центральный научно-исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии Росмедтехнологий»

Автореферат разослан «____» февраля 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного Совета,
доктор медицинских наук,
профессор Л.Д.Вейсгейм

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Современный этап развития клинической стоматологии характеризуется высоким уровнем фундаментальных и прикладных работ, касающихся вопросов диагностики, профилактики и лечения зубочелюстных аномалий (Дмитриенко С.В. и соавт., 2003; Халиулина Е.Е.,2003; Рыжкова А.В., 2004; Маланьин И.В., 2005 Черновол Е.М.,2005; Arowojolu M.O. et all., 1997; Hwang H.S. et al., 2002; Budai M. et al., 2003). Вместе с тем, несмотря на масштабность исследований, проводимых в нашей стране и за рубежом, многие аспекты этой сложной проблемы остаются до конца не решенными (Колганова С.И.,2005; Колганова С.И., и соавт., 2005; Легович М. и соавт., 2005; Колесников Л.Л., 2006; M?ssing D., 1991; Alexander R.G., 1997; Legovi? M., Mady L., 1999; Kurоl J., Rasmussen P., 2001 Proffit W.R., 2001).

Для выяснения различных звеньев патогенеза зубочелюстных аномалий, повышения эффективности лечения пациентов необходимы изучение не только морфогистохимических особенностей тканей пародонта и анатомо-топографического строения костной ткани зубочелюстных сегментов, но и правильная постановка диагноза.

Избежать осложнений лечения возможно лишь на основе детального изучения всех анатомо-топографических структур, входящих в состав данной области, в том числе и структурных элементов тканей пародонта. Подобные исследования актуальны не только с теоретической точки зрения, но и продиктованы запросами клиники (Сивовол С.И., 2001; Степаненко В.В., 2005 г).

В научной литературе представлено большое количество работ по изучению особенностей строения тканей пародонта в различные возрастные периоды (Гинали Н.В.,и соавт., 2000; Лукиных Л.М., 2000; Самусев Р.П., 2000; Безрукова И.В., 2001; Артюшкевич А.С. и соавт., 2002; Воробьев А.А. и соавт., 2006; Гизатулина Э.Р.,2006). Следует отметить, что по большинству основных вопросов проблемы, выводы авторов идентичны.

Одним из факторов, поддерживающих интерес к данной проблеме, выступает значительная вариабельность строения зубочелюстных сегментов. Связано это с тем, что в опубликованных работах авторами приводятся лишь общие, средние величины отдельных параметров. Поэтому представленные данные морфометрических исследований требуют уточнения и дополнения.

Для постановки диагноза необходимо комплексное обследование челюстно-лицевой области, которое включает телерентгенографию головы, исследование функционального состояния мышц данной области и височно-нижнечелюстного сустава, биометрическое исследование гипсовых моделей челюстей (Гиоева Ю.А. Картон Е.А., 2000; Аль-Халеф Наеф, 2001; Дмитриева О.В., 2002). Однако все это требует дорогостоящей аппаратуры и значительных затрат времени врача для расшифровки и анализа полученных данных (Кузнецова Г.В., Персин Л.С., Попова И.В., 1997).

В связи с этим существенное значение при обследовании пациентов приобретает исследование диагностических моделей челюстей, что позволяет повысить, уточнить диагностические аспекты, выработать рациональный план лечения (Клёмин В.А., 2006).

В настоящее время для повышения информативности исследования в клинике используются гнатостатические модели, получаемые при помощи гнатостата Симона (Simon 1919-1922) и его модификации. В конечном итоге все они оказываются ориентированными по плоскости франкфуртской горизонтали, что не позволяет получить диагностическую модель нижней челюсти в соответствии с её вертикальным размером конкретного пациента.

Таким образом, исходя из анализа литературы, очевидна необходимость не только дальнейшего изучения морфометрических особенностей строения зубочелюстных сегментов, представляющих интерес, как в теоретическом, так и клиническом аспектах, но и в разработке диагностической модели, позволяющей оценить вертикальные размерные характеристики нижней челюсти. Решение этих вопросов существенно дополнит полученные ранее сведения о строении костной ткани зубочелюстных сегментов нижней челюсти, позволит повысить эффективность диагностики и планирования ортодонтического лечения.

Цель исследования.

Обосновать метод оценки пространственного расположения зубочелюстных сегментов по гнатостатическим моделям челюстей в клинике ортодонтии для повышения качества диагностики и лечения пациентов с деформациями зубных рядов.

Задачи исследования.

1. Изучить морфометрические особенности зубочелюстных сегментов нижней челюсти относительно условной срединной вертикали постоянных зубов у людей с физиологической окклю-зией.

2. Разработать устройство и способ получения гнатостатических моделей челюстей, ориентированных к мандибулярной плоскости.

3. Определить пространственное расположение зубочелюстных сегментов на распилах гипсовых моделей челюстей.

4. Обосновать метод оценки пространственного расположения зубочелюстных сегментов по гнатостатическим моделям в клинике ортодонтии.

Научная новизна.

Впервые, по результатам использования компьютерных технологий при исследовании мацерированных препаратов нижней челюсти людей установлено, что толщина губчатого вещества относительно условной срединной вертикали постоянных зубов при физиологической окклюзии на вестибулярной поверхности зубочелюстных сегментов резцов и клыков увеличивается от их дентальной части в направлении к нижней части. У зубочелюстных сегментов премоляров и моляров этот показатель наиболее выражен в дентальной и средней частях. На язычной поверхности зубочелюстных сегментов резцов, клыков и премоляров наибольшая толщина губчатого вещества отмечена в средней части, а у зубочелюстных сегментов моляров – в верхней части при этом наблюдалась выраженная тенденция к уменьшению этого показателя по направлению к нижним частям сегментов.

Впервые разработано устройство для получения гнатостатических моделей челюстей, ориентированных к мандибулярной плоскости. Проанализированы клинические возможности новой гнатостатической модели, позволяющей оценить вертикальные размеры зубочелюстных сегментов нижней челюсти и перенести на них данные морфометрии.

Впервые предложен метод оценки пространственного расположения зубочелюстных сегментов по гнатостатическим моделям, ориентированных к мандибулярной плоскости, без дополнительных телерентгенографических исследований.

Практическое значение работы.

Полученные данные о закономерностях строения костной ткани зубочелюстных сегментов нижней челюсти у людей при физиологическом соотношении зубов в постоянном прикусе могут быть использованы при последующих научных исследованиях.

Разработанное нами устройство и методика получения диагностических моделей челюстей, ориентированных к мандибулярной плоскости, позволяют наиболее точно воспроизвести гипсовую копию зубочелюстных сегментов нижней челюсти конкретного пациента, оценить ангуляцию зубов без дополнительных телерентгенографических исследований.

Положения, выносимые на защиту.

1. Морфометрические параметры зубочелюстных сегментов определяются групповой принадлежностью составляющих их зубов.

2. Основным ориентиром для сопоставления морфометрических параметров зубочелюстных сегментов нативных препаратов и гипсовых моделей нижней челюсти является условная срединная вертикаль исследуемого зуба.

3. Метод получения гнатостатических моделей, ориентированных к мандибулярной плоскости, позволяет определять пространственное соотношение зубочелюстных сегментов.

Реализация результатов исследования.

Материалы диссертации используются в учебном процессе на кафедрах стоматологии детского возраста и анатомии человека Волгоградского государственного медицинского университета. Внедрены в практическую работу клиники стоматологии ВолГМУ, МУЗ «Детская клиническая стоматологическая поликлиника № 2» г. Волгограда.

Работа выполнена на кафедре стоматологии детского возраста ВолГМУ, заведующий кафедрой профессор Дмитриенко С.В.

Апробация работы. Основные положения исследования доложены на I международной (Х всероссийской) Пироговской студенческой научной конференции (Москва, 16 марта 2005); 64-й итоговой научной конференции молодых учёных ВолГМУ, Волго-град, 25-27 апреля 2006; научно-практической конференции «Профилактика основных стоматологических заболеваний» - Волгоград, 30 ноября 2006 г.; VIII международном конгрессе «Здоровье и образование в XXI веке; концепции болезней цивилизации», 14-17 ноября 2007 г., РУДН, г. Москва.

Диссертационная работа апробирована на совместном заседании сотрудников кафедр стоматологии детского возраста, терапевтической, ортопедической стоматологии, хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, пропедевтики стоматологических заболеваний, стоматологии ФУВ Волгоградского государственного медицинского университета.

Публикации.

По теме диссертации опубликовано 8 научных работ, в том числе 1 работа в периодических научных изданиях, выпускаемых в Российской Федерации и рекомендованных ВАКом для публикации основных результатов диссертации.

Получен патент № 54514 на полезную модель «Устройство для внутрикостного введения лекарственных препаратов в нижнюю челюсть».

Получено решение о выдаче патента на полезную модель: «Устройство для получения диагностических моделей челюстей» по заявке № 2007142561/22(046614) от 20.12.2007 г.

Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 112 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, главы «материал и методы», главы «результаты собственных исследований», заключения, выводов. Практических рекомендаций. Список литературы включает 255 источников, из них отечественных - 185, зарубежных - 70.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материал и методы

Для достижения поставленной цели нами была изучена вариантная анатомия зубочелюстных сегментов нижней челюсти и проведены клинические исследования.

Материалом для исследования вариантной анатомии зубочелюстных сегментов были 45 паспортизированных препаратов нижней челюсти людей, взятые из архива областного бюро судебно-медицинской экспертизы г. Волгограда.

Для каждой челюсти изготавливали гипсовую площадку (мандибулярную плоскость). Для этого каждый препарат легким движением вдавливали в не застывший гипс на 0,5 – 1,0 см. После затвердевания гипса челюсть извлекали из сформированной канавки и распиливали на сегменты дисковой пилой по межзубным перегородкам в вестибулярно-язычном направлении. Всего исследовано 720 зубочелюстных сегментов.

Каждый зубочелюстной сегмент фотографировали в медиальной и дистальной нормах. Фотографирование проводили на одинаковом расстоянии от объекта в цифровом формате фотоаппаратом SONY T-7 с разрешением в 5,1 мегапикселей. Необходимое для последующих математических расчетов увеличение определяли путем сравнения размеров маркированных участков на образце и на фотографии.

В основу изучения сторон сегментов положен анатомо-топографический подход (Левченко Л.Т., Конев В.П., 1989). Отличие нашей методики состояло в том, что морфометрические измерения мы проводили относительно условной срединной вертикали зуба. Изучались толщина компактного и губчатого веществ в дентальной, средней и нижней частях зубочелюстных сегментов по обеим сторонам от условной срединной вертикали.

Для определения углов наклона сегментов и самих зубов каждый зубочелюстной сегмент помещался строго на свое место в канавке гипсовой площадки, после чего проводили его фотографирование в цифровом формате по уже описанной методике. На полученном изображении наносили следующие линии: «AС» – анатомическая ось зубочелюстного сегмента; «AВ» - перпендикуляр к мандибулярной плоскости; «DE» – линия, проведенная через клиническую шейку зуба зуба; «А1С1» – условная срединная вертикаль. Таким образом, были получены несколько углов. Угол ВАС характеризует угол наклона зу-бочелюстного сегмента относительно мандибулярной плоскости; угол ВА1С1 – угол наклона зуба (рис.1).

Фотография гипсовой подставки с установленным зубочелюстным сегментом и нанесенными линиями для определения углов наклона зубочелюстного сегмента и 38 зуба

Рис.1. Фотография гипсовой подставки
с установленным зубочелюстным
сегментом и нанесенными линиями
для определения углов наклона
зубочелюстного сегмента и 38 зуба
(пояснение в тексте)



Материалом клинического исследования были 27 пациентов в возрасте 22 – 25 лет с физиологической окклюзией зубов. Лиц мужского пола было 12 (44,4%) человек, лиц женского пола – 15 (55,6%) человек.

Снятие оттиска зубов нижней челюстей проводили с использованием разработанного нами устройства для получения гнатостатических моделей, ориентированных к мандибулярной плоскости (решение о выдаче патента на полезную модель: «Устройство для получения гнатостатических моделей челюстей» по заявке № 2007142561/22(046614) от 20.12.2007 г. рис.2).


Фотография устройства для получения гнатостатических моделей, ориентированных к мандибулярной плоскости


Рис.2. Фотография устройства
для получения гнатостатиче-ских
ских моделей, ориентированных
к мандибулярной плоскости




Снятие оттиска зубов верхней челюсти проводили по методике, разработанной В.Ю.Миликевичем и соавт. (1980)

Далее проводили измерение высоты от режущего края медиального резца до основания нижней челюсти у пациента и на модели. Такие же измерения были выполнены и на модели, полученной традиционным методом. Полученные данные сравнивали между собой.

Гнатостатическую модель нижней челюсти, полученную по нашей методике, распиливали на гипсовые блоки, на которые наносили контуры зубочелюстных сегментов в соответствии с размерными характеристиками по результатам морфометрического исследования.

Параметры ангуляции зубов определяли следующим образом. На полученных моделях нижней челюсти проводили линию, соответствующую условной срединной вертикали зуба и продлевали ее до пересечения с мандибулярной плоскостью (Дмитриенко С.В. и соавт.,1998).

Аналогичным образом исследовали модели верхней челюсти, при этом условную срединную вертикаль зуба продлевали до пересечения с основанием цоколя модели. Далее определяли ангуляцию зубов верхней и нижней челюстей относительно окклюзионной плос-кости. Величину углов измеряли традиционно, с использованием транспортира. Инклинацию зубов и углы наклона зубочелюстных сегментов определяли так же относительно мандибулярной плоскости.

Всем пациентам выполняли телерентгенографию в боковой проекции по общепринятой методике на аппарате «Ortofos-Jap Sidexis 5.55M» с кефалостатом фирмы «Sirona-Sidexis» на которых изучали те же объекты, что и на гипсовых моделях. Полученные данные сравнивали между собой.

Статистическую обработку фактического материала и графические изображения проводили с помощью специальных лицензированных программ на РС IBM с использованием средств MS Excel 2003, MS Word 2003, AutoCAD и CorelDRAW 12. Математическую обработку данных исследования проводили методами вариационной статистики. В оценку брали среднюю арифметическую значений и на их основе вычисляли: среднюю арифметическую – М, ошибку средней арифметической – m. Достоверность полученных результатов оценивали посредством критерия достоверности t (критерий Стьюдента). Различие считалось достоверным при р < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Изучение зубочелюстных сегментов нижней челюсти показало, что имеются общие закономерности строения костной ткани. К ним относится достоверное увеличение толщины компактного вещества вестибулярной поверхности сегментов от их дентальной части по направлению к нижней части. Причем эта закономерность наиболее отчетливо прослеживалась у зубочелюстных сегментов резцов и клыков (p < 0,001). Наименее отчетливо - у зубочелюстных сегментов первых и третьих моляров (p < 0,05). А у зубочелюстных сегментов вторых моляров нижней челюсти разность исследуемых показателей была не-достоверной (p > 0,05).

На язычной поверхности зубочелюстных сегментов отмечалась та же закономерность. При этом, если у зубочелюстных сегментов резцов, клыков и премоляров она была более выражена, то у сегментов моляров, наоборот, больше была толщина компактного вещества вестибулярной поверхности, что объяснимо наличием наружной косой линии.

В дентальной части зубочелюстных сегментов на всех препаратах отмечалось увеличение толщины компактного вещества от резцов по направлению к молярам. Причем на вестибулярной поверхности эта закономерность проявлялась более существенно, нежели на язычной поверхности. Так, если толщина компактного вещества вестибулярной поверхности у зубочелюстных сегментов медиального резца составила 1,2 ± 0,2 мм, то у сегментов третьего моляра этот показатель выглядел значительно больше - 3,5 ± 0,2 мм (p < 0,001). На язычной поверхности аналогичные показатели выглядели следующим образом. У зубочелюстных сегментов медиального резца толщина компактного вещества составила 1,9 ± 0,2 мм, у зубочелюстных сегментов третьего моляра – 2,5 ± 0,2 мм (p < 0,05).

Увеличение толщины компактного вещества нижней челюсти в направлении от резцов к молярам наблюдалась так же в средней и нижней частях зубочелюстных сегментов, однако достоверное различие показателей нами зафиксировано только на вестибулярной их поверхности. По-видимому, это связано с увеличением толщины компактного вещества в направлении от дентальной части к нижней части зубочелюстных сегментов, что наиболее отчетливо проявлялось у резцов и клыков.

Таким образом, полученные нами данные согласуются с данными литературы. Кроме того, они свидетельствуют так же о том, что толщина компактного вещества зубочелюстных сегментов нижней челюсти не зависит от методов ее определения, а закономерности изменения этих показателей постоянны.

Морфометрические показатели толщины губчатого вещества выглядели иначе. На вестибулярной поверхности наблюдалось выраженное увеличение значений исследуемых параметров от дентальной части в направлении к нижней части только у зубочелюстных сегментов резцов и клыков (p < 0,001). Так в дентальной части зубочелюстных сегментов медиального резца толщина губчатого вещества составила 1,5 ± 0,2 мм, у зубочелюстных сегментов латерального резца – 1,5 ± 0,3 мм, у зубочелюстных сегментов клыка – 1,4 ± 0,3 мм. В средней части зубочелюстных сегментов медиального резца толщина губчатого вещества составила 2,2 ± 0,2 мм, у зубочелюстных сегментов латерального резца – 2,1 ± 0,2 мм, у зубочелюстных сегментов клыка – 2,5 ± 0,3 мм. В нижней части зубочелюстных сегментов медиального резца толщина губчатого вещества составила 1,5 ± 0,2 мм, у зубочелюстных сегментов латерального резца – 1,5 ± 0,3 мм, у зубочелюстных сегментов клыка – 1,4 ± 0,3 мм. Сопоставление этих показателей не выявило их достоверной разницы.

У зубочелюстных сегментов премоляров и моляров толщина губчатого вещества так же увеличивалась от дентальной части к средней части, но в нижней части этот показатель вновь уменьшался. При этом если у зубочелюстных сегментов премоляров показатели толщины губчатого вещества средней и нижней частей не имели достоверной разницы и их можно считать идентичными, то у зубочелюстных сегментов моляров эти показатели имели существенные отличия.

Увеличение толщины губчатого вещества во всех частях зубочелюстного сегмента нами отмечено и в направлении от премоляров к молярам. При этом увеличение исследуемых показателей было достоверным.

На язычной поверхности зубочелюстных сегментов премоляров наблюдалась та же тенденция: увеличение толщины губчатого вещества от дентальной части сегмента к его средней части и уменьшение этого показателя в нижней части сегмента. Так у зубочелюстных сегментов первого премоляра эти показатели составили: в дентальной части 3,1 ± 0,3 мм, в средней части - 5,4 ± 0,3 мм, в нижней части – 3,6± 0,3 мм. У зубочелюстных сегментов второго премоляра эти показатели выглядели следующим образом: в дентальной части толщина губчатого вещества составила 3,2 ± 0,3 мм, в средней части - 5,6 ± 0,3 мм, в нижней части – 3,9 ± 0,3 мм. При этом разница зарегистрированных показателей, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения была досто-верной.

Анализ данных толщины губчатого вещества у зубочелюстных сегментов моляров показал достоверное уменьшение этих показателей от дентальной части сегмента по направлению к нижней. Так у зубочелюстных сегментов первого моляра эти показатели составили: в дентальной части 5,7 ± 0,2 мм, в средней части - 3,6 ± 0,3 мм, в нижней части – 1,9 ± 0,3 мм. У зубочелюстных сегментов второго моляра эти показатели выглядели следующим образом: в дентальной части толщина губчатого вещества составила 5,6 ± 0,3 мм, в средней части – 3,3 ± 0,3 мм, в нижней части – 1,2 ± 0,3 мм. У зубочелюстных сегментов третьего моляра эти показатели были следующими: в дентальной части 4,5 ± 0,2 мм, в средней части – 2,8 ± 0,3 мм, в нижней части – 0,7 ± 0,3 мм.

Таким образом, нами выявлена закономерность в распределении губчатого вещества в зубочелюстных сегментах моляров нижней челюсти: достоверное уменьшение его толщины с язычной стороны от дентальной части по направлению к нижней.

Результаты исследования гипсовых моделей челюстей, полученных по предложенной нами методике у 27 пациентов показали, что при физиологической окклюзии постоянных зубов значения высоты от режущего края медиального резца до основания нижней челюсти, измеряемые непосредственно у пациентов и на диагностической модели, были идентичными. Следовательно, предложенная диагностическая модель соответствовала как по форме, так и по размерам нижней челюсти конкретного пациента. Это позволило нам перенести параметры зубочелюстных сегментов нижней челюсти, полученные в результате морфометрического анализа, на гипсовые блоки диагностической модели. Таким образом, были получены размерные характеристики костной ткани каждого зубочелюстного сегмента нижней челюсти конкретного пациента (рис.3).

В задачи нашего исследования входило так же определение параметров инклинации зубочелюстных сегментов и одноименных им зубов в вестибулярно-язычном направлении относительно мандибулярной плоскости.

Фотографии: а - зубочелюстного сегмента второго премоляра мацерированного препарата нижней челюсти в медиальной норме, полученная при морфометрическом исследовании; б – гипсовой модели того же сегмента.


Рис.3. Фотографии: а - зубочелюстного сегмента второго премоляра мацерированного препарата нижней челюсти в медиальной норме, полученная при морфометрическом исследовании; б – гипсовой модели того же сегмента.




                             а                                                                б

Наши исследования, основанные на анализе 45 препаратов мацерированных челюстей с физиологической окклюзией, показали, что угол наклона, как зубов, так и зубочелюстных сегментов увеличивается в направлении от средней линии нижней челюсти к ее углу.

Нами установлено, что у зубочелюстных сегментов резцов нижней челюсти угол наклона равен 0, т.е. данные зубочелюстные сегменты расположены перпендикулярно по отношению к мандибулярной плоскости. При этом медиальные и латеральные резцы имеют минимальный угол наклона – 0,5 ± 0,10. Интересен тот факт, что углы наклона зубочелюстных сегментов клыков нижней челюсти и клыков были одинаковыми: – 1 ± 0,50 и 1 ± 1,40 соответственно (p > 0,05) . Начиная от первого премоляра углы наклона, как зубов, так и зубочелюстных зубочелюстных сегментов быстро нарастали, при этом показатели наклона зубов были более выраженными.

Данный факт можно объяснить тем, что базальная дуга нижней челюсти длиннее и шире апикальной, а апикальная длиннее и шире окклюзионной. Благодаря такому соотношению дуг нижняя челюсть работает на рассосредоточение жевательных сил в горизонтальной плоскости. Это предопределяет увеличение объема костного вещества (особенно в области моляров) и является компенсацией того, что нижняя челюсть испытывает жевательные нагрузки под углом к своей продольной оси.

Параметры инклинации были изучены и на гипсовых моделях 27 пациентов с физиологической окклюзией зубов.

Сопоставление полученных данных с аналогичными, установленными при исследовании мацерированных препаратов нижней челюсти не выявило достоверной их разницы (p > 0,05). Это свидетельствует о высокой информативности диагностических моделей, полученных с использованием предложенного нами устройства (табл.1).

Таблица 1. Сравнительная оценка данных инклинации зубов относительно мандибулярной плоскости, полученных при морфометрическом исследовании и гипсовых моделей пациентов при физиологической окклюзии М ± m (в градусах)

Сравнительная оценка данных инклинации зубов относительно мандибулярной плоскости, полученных при морфометрическом исследовании и гипсовых моделей пациентов при физиологической окклюзии М ± m (в градусах)

Изучение ангуляции зубов проводилось по диаг-ностическим моделям и телерентгенограммам.

Полученные нами данные свидетельствовали о том, что зубы нижней челюсти наклонены в мезио-дистальном направлении. При этом угол, образованный условной срединной вертикалью зубов и мандибулярной плоскостью уменьшается от средней линии нижней челюсти по мере приближения к ее углу. Так у медиальных резцов его величина составила 90 ± 0,20, у латеральных резцов – 88 ± 0,30. Наибольший угол наклона нами зафиксирован у первых и вторых моляров: 72 ± 1,30 и 73 ± 1,70 соответственно.

Условно срединные вертикали зубов верхней и нижней челюстей, пересекаясь на уровне окклюзионной плоскости, образовывали углы, обращенные своей вершиной к средней линии нижней челюсти. Пересечение условно срединных вертикальных линий вторых моляров образовывали угол равный 155 ± 4,30, первых моляров - 159 ± 2,30, вторых премоляров – 158 ± 1,30, первых премоляров - 153 ± 1,10. Далее в направлении к средней линии этот угол постепенно уменьшался и между медиальными резцами составил 133 ± 2,50 (табл.2).

Таблица 2. Показатели ангуляции зубов нижней челюсти относительно окклюзионной плоскости, полученных при исследовании гипсовых моделей пациентов при физиологической окклюзии

Показатели ангуляции зубов нижней челюсти относительно окклюзионной плоскости, полученных при исследовании гипсовых моделей пациентов при физиологической окклюзии

Для изучения положение гнатической части, в сагиттальном направлении и взаиморасположения верхней и нижней челюстей относительно плоскости передней части основания черепа, нами был проведён анализ телерентгенограмм головы в боковой проекции у лиц мужского и женского пола юношеского возраста с физиологическим прикусом постоянных зубов (рис. 3).

При сравнении телерентгенографических параметров головы в боковой проекции, лиц в периоде юношеского возраста при сформировавшемся ортогнатическом прикусе постоянных зубов, было отмечено, что большинство из них имели достоверные различия. Большинство показателей имели значения больше у юношей и наоборот, некоторые показатели у девушек превышали показатели, определяемые у юношей.

Фотография телерентгенограммы пациентки Р., 24 года в боковой проекции с нанесенными реперными линиями для анализа.



Рис.3.Фотография телерентгенограммы
пациентки Р., 24 года в боковой про-екции
с нанесенными реперными линиями для
анализа.





При анализе полученных результатов можно отметить, что угол окклюзионной плоскости, мандибулярный угол были достоверно больше у юношей, чем у девушек, а гнатический угол; угол положения нижней челюсти к окклюзионной плоскости; угол <N-Se-Ar, угол <Se-Ar-Go; угол <Ar-Go-Me; сумма углов (?<N-Se-Ar, <Se-Ar-Go, <Ar-Go-Me); нижний гониальный угол (<N-Go-Me); угол наклона резцов верхней челюсти; угол наклона тела нижней челюсти к Франкфуртской горизонтали (<ML-FH); межчелюстной угол (<ML-NL) и угол наклона тела нижней челюсти к плоскости передней части основания черепа (<ML-NSe) у юношей достоверно меньше, чем у девушек. Половой диморфизм не проявили: лицевой угол (<ANSe); угол, характеризующий положение нижней челюсти (<BNSe); инклинационный угол; угол горизонтали; угол положения верхней челюсти к окклюзионной плоскости; угол наклона резцов нижней челюсти и межрезцовый угол.

Нами выявлено, что у юношей отношение задней высоты лицевого отдела к передней (SE-Go:N-Me) составляет 66,04±0,36% и свидетельствует о горизонтальном типе роста, у девушек этот параметр равен 64,7±0,43%, что указывает на нейтральный тип роста челюстей.

Угол наклона плоскости тела нижней челюсти к плоскости переднего отдела черепа (<Mp-NSeL) у юношей равен 29,01±0,39°, что характеризует горизонтальный тип роста, у девушек этот угол равен 32,8±0,19° (нейтральный тип роста челюстей). Сумма трех углов (?<N-Se-Ar, <Se-Ar-Go, <Ar-Go-Me) у юношей составила 385,6±0,51° (горизонтальный тип роста), у девушек 387,01±0,19° (нейтральный тип роста челюстей).

Нижний гониальный угол (<NGoMe) у юношей имел значение 74,1±0,74° и указывал тем самым на нейтральный тип роста челюстей. У девушек этот угол составил 78,2±0,88°, что свидетельствовало о вертикальном типе роста челюстей. Межчелюстной угол (<NL-ML), у юношей равен 25,7±0,41° (горизонтальный рост челюстей), у девушек 28,5±0,24° (нейтральный тип роста челюстей).

Расположение челюстей в сагиттальном направлении по отношению к плоскости передней части основания черепа (смещение гнатической части вперёд, назад, вверх или вниз) дает возможность выявить вариант строения черепа, определить профильный тип лица и отклонения от средних размеров, характерных для нормы при том же типе.

Анализ телерентгенограмм пациентов показал, что угол, образованный условной срединной вертикалью зубов и мандибулярной плоскостью у вторых моляров составил 75 ±2,50, у первых моляров - 68 ±2,10 и, постепенно увеличиваясь по направлению к средней линии нижней челюсти, у медиальных резцов составил 94±1,50.

Показатели ангуляции вторых моляров относительно окклюзионной плоскости составили 159 ± 2,50. Наибольшее значение этого показателя мы наблюдали у первого моляра - 164 ± 2,10. Далее угол наклона зубов постепенно уменьшался в направлении средней линии и у медиальных резцов он составил 129 ± 2,20.

Сопоставление данных ангуляции зубов относительно мандибулярной и окклюзионной плоскостей, полученных при исследовании гипсовых моделей и телерентгенограмм пациентов с физиологической окклюзией, не выявило достоверной их разницы.

Таким образом, обобщенный анализ результатов исследования позволяет сделать определенные выводы и сформулировать практические рекомендации.

ВЫВОДЫ

1. У всех зубочелюстных сегментов нижней челюсти толщина вестибулярной и язычной пластинок компактного вещества постепенно увеличивается в направлениях от дентальной части к нижней части сегмента. На вестибулярной поверхности эти показатели составили: у резцов в дентальной части сегментов - 1,2 ± 0,2 мм, в нижней части - 3,1 ± 0,2 мм; у клыков - 0,9 ± 0,4 мм и 3,2 ± 0,2 мм; первых премоляров - 1,5 ± 0,2 мм, и 2,7 ± 0,2 мм; первых моляров - 3,4 ± 0,2 мм и 4,3 ± 0,2 мм соответственно. На язычной поверхности эти показатели были следующими: у резцов - 0,19 ± 0,02 мм и 0,34 ± 0,02 мм; у клыков - 0,14 ± 0,03 мм и 0,32 ± 0,03 мм; у первых премоляров - 0,21 ± 0,02 мм и 0,27 ± 0,02 мм; у первых моляров - 0,22 ± 0,02 мм и 0,38 ± 0,02 мм соответственно.

2. Толщина губчатого вещества на вестибулярной поверхности зубочелюстных сегментов резцов и клыков увеличивается от их дентальной части в направлении к нижней части: 0,1 5 ± 0,02 мм и 0,54 ± 0,02 мм, 0,14 ± 0,03 мм и 0,48 ± 0,02 мм соответственно. У зубочелюстных сегментов премоляров и моляров этот показатель был наиболее выражен в дентальной и средней частях: у первых премоляров - 0,12 ± 0,03 мм, 0,23 ± 0,02 мм, 0,21 ± 0,02 мм; у вторых премоляров - 0,15 ± 0,02 мм, 0,27 ± 0,02 мм, 0,22 ± 0,03 мм; у первых моляров - 0,52 ± 0,02 мм, 0,61 ± 0,03 мм, 0,38 ± 0,02 мм; у вторых моляров - 0,48 ± 0,02 мм, 0,59 ± 0,03 мм, 0,43 ± 0,03 мм соответственно. На язычной поверхности зубочелюстных сегментов резцов, клыков и премоляров наиболь-шая ширина губчатого вещества отмечена в средней части: 0,47 ± 0,02 мм, 0,40 ± 0,03 мм, 0,54 ± 0,03 мм соответственно, а у зубочелюстных сегментов моляров – в верхней части при этом наблюдалась выраженная тенденция к уменьшению этого показателя по направлению к нижним отделам сегментов: у первых моляров - 0,57 ± 0,02 мм, 0,36 ± 0,03 мм, 0,19 ± 0,03 мм, у вторых моляров - 0,56 ± 0,03 мм, 0,33 ± 0,03 мм, 0,12 ± 0 03 мм соответственно.

3. Разработанное нами устройство и способ получения гнатостатических моделей челюстей, ориентированных к мандибулярной плоскости, позволяют наиболее точно воспроизвести гипсовую копию зубочелюстных сегментов нижней челюсти конкретного пациента, оценить ангуляцию зубов без дополнительных телерентгенографических исследований.

4. Анализ пространственного расположения зубов на распи-лах гипсовых моделей челюстей, полученных с использованием предложенного нами устройства, показал, что угол инклинации возрастает от средней линии к углу нижней челюсти: у медиальных резцов он составил 0,7 ± 0,120, у вторых моляров - 11,5 ± 1,40. Угол, образованный условной срединной вертикалью зубов и мандибулярной плоскостью уменьшается от средней линии нижней челюсти по мере приближения к ее углу. У медиальных резцов его величина составила 90 ± 0,20, вторых моляров - 73 ± 1,70. Пересечение условно срединных вертикальных линий вторых моляров образовывали угол равный 155 ± 4,30. Далее в направлении к средней линии этот угол постепенно уменьшался и между медиальными резцами составил 133 ± 2,50.

5. Сравнительная оценка пространственного расположения зубочелюстных сегментов по данным телерентгенограмм и по гнатостатическим моделям, полученных с использованием предложенного нами устройства, не выявили достоверных различий (p > 0,05). Это позволило нам считать обоснованным и целесообразным использование метода оценки пространственного расположения зубочелюстных сегментов по гнатостатическим моделям в клинике ортодонтии

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Полученные нами морфометрические данные о строении костной ткани зубочелюстных сегментов нижней челюсти должны учитываться при планировании ортодонтических и хирургических вмешательств, особенно при планировании размещения зубных имплантатов. Морфометрические характеристики толщины компактного и губчатого веществ являются объективным критерием при выборе оптимальных точек для внутрикостного введения лекарственных препаратов в нижнюю челюсть.

2. Анализ гипсовых блоков гнатостатической модели нижней челюсти, ориентированной к мандибулярной плоскости, следует проводить относительно условной срединной вертикали зубов. Это позволит получить более точные размерные характеристики каждого зубочелюстного сегмента конкретного пациента.

3. При оценке пространственного расположения зубочелюстных сегментов мы рекомендуем использовать гнатостатические модели, полученные посредством предложенного нами устройства. После закрепления моделей между собой в положении центральной окклюзии следует нанести линии, соответствующие условной срединной вертикали зубов, продлить их до пересечения с цоколями моделей верхней и нижней челюстей. Ангуляция зубов нижней челюсти будет соответствовать величине угла, образованного условной срединной вертикалью зуба и мандибулярной плоскостью. Ангуляция зубов верхней челюсти будет соответствовать величине угла, образованного условной срединной вертикалью зуба и цоколем модели верхней челюсти. Пересечение условных срединных вертикалей зубов образуют межрезцовый, межклыковый и т.д. углы.

После распиливания моделей на уровне различных групп зубов можно определить величину угла их инклинации, окклюзионные контакты, функциональное межбугорковое пространство.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Изменение торка жевательных зубов при расширении верхней челюсти съёмными капповыми аппаратами // Актуальные проблемы экспериментальной и клинической медицины. Материалы 64-й итоговой научной конференции молодых ученых и студентов ВолГМУ (25-28 апреля 2006 г.) – Волгоград, 2006. – С.91. (соавт. Вологина М.В., Халиль Мехди М., Филимонова Е.В., Дмитриенко Д.С., Жук А.О.)

2. Морфометрический анализ некоторых показателей строения нижней челюсти // Вестник РГМУ. Материалы I международной (Х Всероссийской) Пироговской студентческой научной конференции. – Москва, 2006. - № 2 (49). – С. 126. ( соавт. Мишура С.Н., Максютин И.А.)

3. Топографо-анатомические и морфометрические особенности строения костной ткани резцово-челюстных сегментов нижней челюсти // XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. – Волгоград, 2006. – С. 39-40.

4. Топографо-анатомические особенности кортикальной пластинки нижней челюсти // Бюллетень Волгоградского научного центра РАМН – Волгоград, 2006. – Выпуск № 2. – С. 21-22. (соавт. Краюшкин А.И., Мишура С.Н., Максютин И.А., Чумаков А.В., Дмитренко Д.С., Семёнов В.А.)

5. Клинико-анатомическая оценка продолжительности ретенционного периода // Актуальные вопросы стоматологии. Сборник материалов научно – практической конференции, посвященной 75-летию проф. В.Ю.Миликевича, 27 апреля 2007 г. – Волгоград, 2007. – С. 109-112. (соавт. Краюшкин А.И., Филимонова Е.В.)

6. Топографо-анатомические особенности строения костной ткани резцово-нижнечелюстных сегментов // Стоматология. – 2007. - № 6. – С. 10-12 (соавт. Дмитриенко С.В., Краюшкин А.И., Дмитренко Д.С.).

7. Внутрикостное введение натрия гипохлорита при лечении заболеваний пародонта. Материалы VIII международного конгресса «Здоровье и образование в XXI веке; концепции болезней цивилизации» (14-17 ноября 2007, РУДН, Москва). – М. – 2007. – С. 404 – 405 (соавт. Максютин И.А.)

8. Использование новой диагностической модели нижней челюсти в ортодонтии // Актуальные вопросы экспериментальной, клинической и профилактической стоматологии. – Волглград, 2008. – С. 26.

ПАТЕНТЫ.

1. Патент № 54514 на полезную модель «Устройство для внутрикостного введения лекарственных препаратов в нижнюю челюсть».

2. Получено решение о выдаче патента на полезную модель: «Устройство для получения диагностических моделей челюстей» по заявке № 2007142561/22(046614) от 20.12.2007 г.
Добавить в закладки:  

Класс! Нравится

Вход на сайт