header34



03.00.16. – экология
14.00.21. – стоматология

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата
медицинских наук

Волгоград – 2000

Работа выполнена в Волгоградской медицинской академии

Научные руководители:
доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Квартовкина Л.К.
кандидат медицинских наук, доцент Исмайлова В.И.

Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук Александров Ю.В.
доктор медицинских наук, профессор Дьякова С.В.

Ведущая организация:
Кубанская медицинская академия

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской медицинской академии.

Автореферат разослан____ноября 2000 г.

Ученый секретарь диссертационного совета
Сливина Л.П.

Актуальность проблемы: При оценке экологического состояния территории основными медико-демографическими критериями являются: частота врожденных пороков развития новорожденных, распространенность заболеваний детей по отдельным нозологическим формам и возрастным группам (Ревич В.А., 1994; Вельтищев Ю.Е., 1996).

В последние годы в России наблюдается рост показателей индикаторных форм врожденных пороков развития, к которым относятся, в том числе, врожденные пороки развития челюстно-лицевой области (Каспарова Н.Н,1981; Блохина С.И,1992; Зелинская Д.И., Вельтищев Ю.Е,1995; Бочков Н.П.,1997; Белоокая Т.В.,1998; Шевырева М.П.,2000). Социальная и медицинская значимость этой проблемы усугубляется накоплением генетического груза в популяции (Уберия Е.И.,1992; А.В.Калюш, Блохина С.И,1999; Косырева Т.Ф., 2000).

В последние годы изданы два приказа МЗ РФ: № 162 от 25.05.97 «О создании Федеральной системы эпидемиологического мониторинга врожденных и наследственных заболеваний и пороков у детей»; № 268 от 10.09.98 «О мониторинге врожденных пороков развития у детей», в соответствии с которыми изданы приказы Департамента по здравоохранению при Волгоградской областной администрации № 34\1-21 и №1-21 от 19.01.1999.

Проведение эпидемиологического мониторинга в соответствии с этими документами позволит упорядочить учет и достичь большей достоверности частоты врожденных пороков развития, создать предпосылки для формирования регистра, выявить причины, приводящие к развитию врожденного порока, разработать меры профилактики, повысить эффективность лечебных технологий, оптимизировать реабилитацию этих детей

По данным Лильина Е.Т. (1991), 48,7% случаев пороков челюстно-лицевой области являются мультифакториальными. Среди причин, влияющих на развитие врожденного порока, отмечают степень антропогенного загрязнения территорий, экологически вредные профессии родителей (Кулакова Т.А., Антонов О.В.,1994; Снеткова Т.В.,1997; Ходжаян А.Б., Муравьева В.Н.,1998; Баранов А.А.,1999). В то же время данных, касающихся этого аспекта проблемы в литературе недостаточно.

Успешная реабилитация невозможна без комплексной характеристики здоровья детей с данной патологией. Известно, что на здоровье ребенка действуют социальные и антропогенные факторы, однако, исследований по характеристике здоровья детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области, проживающих на территориях с разной экологической нагрузкой нет. Не менее важна в общей системе комплексного лечения детей с пороком объективная оценка нервно-психического состояния пациентов. Известно, что позитивный результат реабилитации детей во многом зависит от поведения родителей (Добровольская Т.А., Шабалина Н.Б.,1994; Зелинская Д.И., Вельтищев Ю.Е.,1995). Однако, целый ряд вопросов, связанных с данным аспектом работы нуждается в глубоком и детальном изучении.

Все вышеизложенное легло в основу мотивации цели и задач исследования:

Цель исследования: характеристика распространенности врожденных пороков развития челюстно-лицевой области на территориях Волгоградской области с различной экологической ситуацией и совершенствование медико-реабилитационной и социально-психологической помощи этим детям и их родителям с учетом факторов риска и уровня здоровья.

Задачи исследования:

1. Изучить распространенность врожденных пороков развития челюстно-лицевой области на территории Волгограда и Волгоградской области за 1981-1998 г.г.; оценить уровни распространенности данной патологии на территориях области, ранжированных по экологическим показателям.

2. Выявить потенциальные факторы риска рождения ребенка с врожденными пороками челюстно-лицевой области.

3. Оценить заболеваемость детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области, проживающих на урбанизированных территориях с разными уровнями антропогенной нагрузки.

4. Охарактеризовать основные показатели здоровья новорожденных, стоматологический статус, характерные психологические особенности личности ребенка с врожденным пороком челюстно-лицевой области и родителей, проживающих в условиях крупного промышленного города.

Научная новизна исследования:

Впервые изучена распространенность врожденных пороков развития челюстно-лицевой области на территориях Волгоградской области с разным уровнем антропогенной нагрузки.

Выявлены факторы риска рождения детей с данным пороком.

Впервые выявлены достоверные различия заболеваемости детей раннего возраста с данной патологией, проживающих на урбанизированных территориях с разной антропогенной нагрузкой.

Внесены коррективы в программу реабилитации детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области, с учетом их здоровья и психо-эмоционального статуса.

Практическая значимость и внедрение результатов работы

Определена частота рождения детей с врожденной челюстно-лицевой патологией на территориях Волгоградской области, ранжированных по антропотехногенной нагрузке. Полученные данные могут служить базовыми для создания регистра врожденных пороков развития.

Разработана компьютерная диспансерная карта больного с врожденной патологией челюстно-лицевой области, включающая основные данные о пациенте, его родителях, территории проживания.

Результаты исследования факторов риска могут быть использованы в работе Областной медико-генетической консультации с целью прогнозирования и профилактики рождения детей с данной патологией.

Обоснована необходимость применения программ психотерапевтической помощи и профилактики стоматологических заболеваний у детей с врожденными пороками развития челюстно-лицевой области.

Детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области, проживающих в районах экологического неблагополучия, считать «группой повышенного риска» и систематически проводить лечебно-профилактические мероприятия с целью оздоровления.

Апробация работы

Основные положения диссертации изложены: на сессиях Волгоградской медицинской академии в 1996-1999 гг., на городских и областных научно-практических стоматологических конференциях молодых ученых - медиков и врачей (1997, 1998), на экологических слушаниях в Волгоградской экологической академии (1998). Работа апробирована на совместном заседании проблемной комиссии кафедр гигиены с экологией, биохимии, стоматологии детского возраста, терапевтической, хирургической, ортопедической стоматологии Волгоградской медицинской академии в октябре 2000 г.

Публикации

По теме диссертации опубликовано пятнадцать научных работ, их них 4 в центральной печати.

Объем и структура работы

Диссертация состоит из введения, 4 глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, списка литературы и приложений. Работа изложена на 139 страницах, содержит 20 рисунков, 39 таблиц. Список литературы представлен 234 работами 173 отечественных и 61 иностранных авторов.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Распространенность врожденной челюстно-лицевой патологии на территориях Волгограда и области с учетом экологического благополучия места проживания.

2. Значимость экологических, биологических и социальных факторов риска рождения ребенка с пороком развития челюстно-лицевой области.

3. Необходимость и обоснованность учета основных показателей здоровья детей с пороками развития челюстно-лицевой области в системе комплексной реабилитации.

Организация, объем, методы исследования: Изучена распространенность врожденных пороков развития челюстно-лицевой области (ВПРЧЛО) Волгограде, административных районах области за 1981-1998 гг. Частоту рождения определяли: в интенсивных показателях - на 1000 живорожденных. Для объективной оценки динамики процесса суммировали показатели рождаемости за 18 лет в целом по области и по каждому району отдельно. Диагностику, клиническое описание врожденных пороков развития челюстно-лицевой области осуществляли при диспансерном обслуживании детей, частично ретроспективно по документам Областного центра диспансеризации.

Показатели частоты рождения детей с пороками развития челюстно-лицевой области анализировались в зависимости от антропогенной нагрузки на территории проживания. В основу экологической характеристики условно типизированных территорий Волгоградской области заложены данные Областного комитета по охране окружающей среды по показателям: валовых выбросов аэрополлютантов в атмосферный воздух, сбросов сточных вод в открытые водоемы (централизованные источники водоснабжения), захоронению промышленных шламов, бытового и промышленного мусора, с учетом природно-климатических, ландшафтно–географических факторов, условий трансграничного переноса загрязнителей и их реальных концентраций на местности.

Использовались две классификации по ранжированию территорий: Областного Центра санэпиднадзора; ВНИИ гигиены, токсикологии, профпатологии МЗ РФ. Классификация территорий ОблЦСЭН основана на административном районировании области и предусматривает 4 условно типизированные зоны:

I–промышленная агломерация (Волгоград, Волжский); II–пригородные районы; III–промышленно-аграрные районы; IV– сельско-аграрные районы

Классификация территорий области Волгоградского НИИ гигиены, токсикологии, профпатологии предусматривает общность климато-ландшафтных характеристик и близость к промышленным (в том числе АЭС и военным объектам) и выделяет V зон.

I – районы нефтегазодобычи; II – северные районы вблизи Воронежской АЭС; III – районы Заволжья, расположенные от Грачевского нефтеперерабатывающего завода до полигона Капустин Яр; IV – районы Заволжья, расположенные вблизи Южного промузла г. Волгограда; V – сельские районы.

Для выявления доли влияния различных социально-биологических факторов риска анализировались (по данным анкетирования, выкопировки данных историй развития детей) следующие показатели: диагноз; пол; наличие врожденных пороков развития у родственников; возраст родителей к моменту зачатия; экстрагенитальные заболевания матери; порядковый номер беременности, родов; перенесенные в первые три месяца данной беременности острые вирусные инфекции; прием лекарственных средств в первые три месяца беременности; особенности течения первого триместра беременности (токсикоз, анемия, стресс, травма, угроза выкидыша); профессия родителей. Проанализировано 450 анкет родителей детей с пороками челюстно-лицевой области (основная группа). Группу сравнения составили родители здоровых детей (148 анкет).

Физическое развитие детей изучено ретроспективно по данным выкопировки из историй развития детей по основным показателям: длина, масса тела, окружность головы и груди при рождении и на каждом месяце в течение первого года жизни ребенка.

Заболеваемость детей раннего возраста изучалась с учетом действия антропогенных факторов внешней среды на двух территориях г. Волгограда: район относительного экологического благополучия - Центральный, Ворошиловский; район экологического неблагополучия - Красноармейский, Кировский.

Показатели стоматологического статуса оценивали по общепринятому алгоритму. Данные осмотра фиксировались в карте стоматологического обследования.

В каждой возрастной группе определяли интенсивность кариеса зубов (по среднему значению индексов: кп; КПУ; кп+КПУ зубов). Степень активности кариеса устанавливали по методике Виноградовой Т.Ф. (1988); Маслак Е.Е. и соавт.(1997). Объективную оценку качества ухода за полостью рта проводили с помощью индекса гигиены полости рта (ИГР) по Ю.А Федорову и В.В. Володкиной (1976).

Диагностику зубочелюстных аномалий проводили с учетом классификации Д.А Калвелиса (1964). Изучение стоматологического статуса включало также антропометрические измерения диагностических моделей по методам A. Pont (1909) и С.В. Дмитриенко (1993).

Исследование психологических особенностей личности ребенка с пороком челюстно-лицевой области и их родителей проводили у 60 детей 5-8 лет; 60 детей 9-13 лет и 84 матерей.

- Детям (5-8 лет) предлагалась методика самооценки "Лесенка". Просили дать самооценку по следующим шести параметрам: здоровые - больные, умные - глупые, красивые - некрасивые, любимые - нелюбимые, веселые - грустные, общительные - необщительные, замкнутые. Максимальное количество баллов по каждому параметру – 11 (самая "верхняя" ступенька), минимальное - 1 балл (самая "нижняя").

- Детям (9-13 лет) предлагался подростковый вариант опросника Айзенка с 60-ю утверждениями, включающий шкалы экстраверсии - интроверсии, нейротизма - эмоциональной устойчивости (стабильности) и проверочную – «шкалу лжи».

Проведено психологическое тестирование матерей детей с пороком челюстно-лицевой области. Матерям детей предлагалось ответить на утверждения шкалы невротизации методики "Уровень невротизации и психопатизации" (модификация Дмитриевой Л.Л., 1990). Методика позволяла выявить 3 уровня невротизации: отсутствие нервно-психических нарушений, отдельные невротические проявления (преневротические или донозологические нарушения) и невротические состояния, а также оценить качественную структуру невротических расстройств за счет выделения наиболее типичных симптомокомлексов невротизации (астении, депрессии, тревоги, ипохондрии). В процессе обследования матерей уточнялись факторы, способные оказать влияние на состояние их нервно-психического здоровья, связанные, в первую очередь, с состоянием здоровья и внешнего вида их детей, а также семейно-бытовые или производственные проблемы
Результаты всех эпидемиологических и клинических исследований обрабатывали методом вариационной статистики с использованием критериев Стъюдента для оценки достоверности различий. Различие считалось достоверным (р <0,05). Обработку данных проводили на ЭВМ IBM/AT-486/ с использованием стандартных пакетов программ математической статистики. Методом, позволяющим оценить риск изучаемого фактора, путем исключения влияния других, является стратификационный анализ (N.Mantel, W.Haensen), использованный нами в работе.

Результаты собственных исследований

Показатель частоты рождения детей с пороками развития челюстно-лицевой области в Волгограде и области за 1981-1998 гг. варьировал от 0,85±0,16 до 1,84±0,23 (р<0,001). Частота рождения детей с данной патологией за анализируемый период составляет в среднем 1: 760 рождений, или 1,32±0,05 на 1000 живорожденных. В Волгограде показатель частоты рождения детей с данной патологией за 18 лет (р <0,05) превышал средний по области: 1,54±0,09 и 1,32±0,05. С 1995 года отмечена тенденция к уменьшению этого показателя, но нужен более продолжительный период наблюдения, для объективной оценки динамики процесса (рис.1).

Динамика частоты рождения детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области за период с 1981 по 1998 гг.

Рис.1. Динамика частоты рождения детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области за период с 1981 по 1998 гг.

Изучение рождаемости детей с данным пороком было проведено в административных районах области, при этом была выявлена неравномерная распространенность данной патологии внутри исследуемой популяции. Отмечено колебание показателя за 18 лет от 2,12±0,67%, до 0,54±0,27 на 1000 живорожденных.

Анализ частоты рождения детей с пороками развития челюстно-лицевой области в зонах, ранжированных по антропогенной нагрузке (классификация ОблЦСЭН) выявил большую (р<0,01) частоту рождения таких детей в зоне промышленной агломерации (I) в сравнении с сельскими (IV) (р<0,01) и промышленно-аграрными (III) (р <0,05) районами (табл.1)

Таблица 1
Частота рождаемости детей с пороками развития челюстно-лицевой области
в условно типизированных зонах Волгоградской области
за 1981 – 1998 гг. по классификации ОблЦСЭН

Частота рождаемости детей с пороками развития челюстно-лицевой области в условно типизированных зонах Волгоградской области за 1981 – 1998 гг. по классификации ОблЦСЭН

Ранжирование территорий области по принципу общности климато-ландшафтных характеристик и близости к промышленным и военным объектам разного уровня опасности (классификация ВНИИГТП) показало: более высокая частота рождения таких детей имеет место во всех анализируемых зонах в сравнении с сельской зоной. Достоверные различия (р<0,01) выявлены между территориями, подвергающихся трансграничному переносу атмосферных загрязнителей экологического неблагополучного Красноармейского района г. Волгограда (Чернышковский – 2,12±0,67; Светлоярский – 1,79±0,43 и др.) и типично сельским районами (Еланский 0,54±0,24; Кумылженский - 0,58±0,33; Даниловский 0,62±0,36) с минимальным антропогенным загрязнением (табл.2)

Таблица 2
Частота рождения детей с пороками развития челюстно-лицевой области
в условно типизированных зонах за 1981-1998 гг. по классификации ВНИИГТП.

Частота рождения детей с пороками развития челюстно-лицевой области в условно типизированных зонах за 1981-1998 гг. по классификации ВНИИГТП

Таким образом, проведенное исследование позволило установить, что частота порока развития челюстно-лицевой области на протяжении 18 лет в различных природно-экологических зонах различна. Как оказалось, наименьшая частота рождения таких детей отмечена в типично сельских районах с минимальным антропогенным загрязнением. Максимальная частота – в промышленной агломерации (р<0,01).

Среди всех детей с пороками челюстно-лицевой области соотношение по полу было следующим: мальчиков – 428 (55,58±1,79%), девочек – 342 (44,5±1,79%). Наиболее часто встречались пациенты с врожденной изолированной расщелиной неба (РН)- 38,7±1,75%. Среди них преобладали дети с расщелиной мягкого и частично твердого неба-71,81±2,6%. Дети с врожденной расщелиной верхней губы и неба (ВРГН) составили 34,67±1,71%. Врожденная левосторонняя расщелина верхней губы и неба встречалась чаще правосторонней в 2 раза (49,05±3,05% и 24,31±2,62%) соответственно. Третью по численности группу составили пациенты с изолированной расщелиной верхней губы (РГ) - 24,16±1,54%. Поражение левой стороны чаще, чем правой: у мальчиков это соотношение равно 1,7:1, у девочек 1,8:1.

Преобладали дети с врожденной неполной расщелиной верхней губы 52,68±3,66%, как при правостороннем, так и при левостороннем поражении.

Таким образом, соотношение РГ: РГН: РН среди детей составило 1:1,4:1,6. Левосторонние расщелины верхней губы /и неба преобладали над правосторонними; врожденные расщелины верхней губы и неба чаще отмечались у мальчиков (71,16±2,77% и 28,83±2,77%). Изолированные расщелины неба диагностировались у девочек (59,73±2,85%) и у мальчиков (40,26±2,85%) случаев.

Кроме врожденной расщелины губы и\или неба встречались дети с другими пороками челюстно-лицевой области. У 10(1,3%) детей был диагностирован синдром I-II жаберной дуги; синдром Ван-Дер-Вуда у 5(0,65%) детей; синдром Гольденара (аурикуло-вертебральная дисплазия) - у 2-х человек.

По данным генеалогического анамнеза было установлено, что общее число больных, среди которых определялся фактор наследования в анамнезе, составлял 6,88±0,9%. У мальчиков фактор наследования определялся чаще (р<0,01) чем у девочек 4,28±0,32% и 2,59±0,57% случаев.

Наиболее часто дети рождались в оптимальном детородном возрасте - 20-24 года (350‰ в основной группе, 530‰ в группе контроля).
Минимальная рождаемость - в возрасте 15-19 лет (93,75‰ и 81,63‰). В возрастных группах 25-29 лет и старше 30 лет наметилась тенденция к увеличению доли женщин, родивших детей с пороком.

Изучение порядкового номера беременности показало, что наибольшее число новорожденных - первенцы. Однако, в группе здоровых детей первенцы составили 60%, что в 1,5 раза превышает число первенцев в группе детей с пороками (р? 0,001).

В рождении детей от второй и третьей беременности выявилась тенденция к увеличению числа детей с пороками челюстно-лицевой области. Среди рожденных от четвертой беременности, различия были достоверными: 7,44±2,15% здоровых и 20,43±1,99% детей основной группы (р? 0,001).

Среди вероятных факторов риска – острые инфекционные заболевания, перенесенные женщинами в первом триместре беременности. По результатам наших исследований их перенесли – 52,4±2,5% женщин основной группы и 17,68±3,1% женщин группы сравнения (р<0,001). Чаще других отмечались: грипп, ангина – 93%; в группе сравнения 17,68±3,1%. Данные стратификационного анализа, позволяющего элиминировать другие факторы риска, свидетельствуют, что связь «воздействие-заболевание» (острое инфекционное заболевание) была признана сильной и высоко достоверной (вероятность ошибочного выбора р<0,001).

Прием лекарственных средств во время беременности (антибиотики, сульфаниламиды, салицилаты) отметили 19,49±1,99% женщин основной и 9,68±2,43% матерей группы сравнения. Можно предположить возможное влияние данного фактора на риск рождения ребенка с пороком челюстно-лицевой области.

Наличие потенциальных факторов риска в профессиональной деятельности матерей отмечено у 53,19±2,29% женщин. Из них 20,34±2,17% имели контакт с химическими веществами до и во время беременности. Тяжелый физический труд и контакт с химическими веществами отметили 26,16±2,37% матерей, в основном, это были работники сельского хозяйства и рабочие строительных специальностей. Профессии, связанные с действием высокой температуры, отметили 2,62±0,86% женщин. Фактор вибрации отмечен 2,9±0,9% матерей. В 1,16±0,58% наблюдениях установлено, что матери в первом триместре беременности подверглись действию радиоактивного облучения.
Профессия отца в 52,63% характеризовалась постоянным контактом с токсическими веществами (бензин и др.); 39,8% отцов имели профессию водителя автотранспорта (стаж более 5 лет). По данным стратификационного анализа этот фактор риска признан сильным и высокодостоверным.

Не выявлено достоверных различий в показателях рождаемости детей с пороками развития и здоровых по сезонам года. По-видимому, сезонность рождения (сезонность зачатия) не оказывает существенного влияния на возникновение порока у детей.

Оценивая основные показатели физического развития детей выявлено, что новорожденные с врожденной расщелиной верхней губы и / или неба (ВРГН) рождались, как правило, доношенными (86-90%), средний гестационный возраст 38-39 недель, длина тела 52,13±0,24, масса 3335±55,22, окружность головы 35,02±0,13, окружность груди 34,56±0,17. У 69% новорожденных этой группы выявлена сопутствующая патология преимущественно в виде гипоксического поражения ЦНС (гипертензионный синдром, синдром двигательных расстройств, судорожный синдром и др.). В группе сравнения сопутствующая патология отмечена у 25% детей (р <0,001).

Около 80% детей с имели при рождении от 5 до 8 баллов по шкале Апгар, в то время как у 60% здоровых детей превалировали более высокие цифры в 9-10 баллов.

На первом году жизни ребенка с ВРГН масса тела детей была достоверно ниже массы тела здоровых детей, что, видимо, связано с особенностями вскармливания. Психо-моторное развитие детей первого года жизни в среднем незначительно отставало от средних показателей детей без порока.

Заболеваемость как показатель неспецифической резистентности организма мы изучали у 60 детей 1-3 лет в группе детей с ВРГН (основная группа) и у 60 детей аналогичного возраста группы сравнения, живущих на урбанизированных территориях г.Волгограда с разной экологической нагрузкой (о чем мы судили по суммарному показателю опасности атмосферного воздуха Ксум: в Южной территории – район экологического неблагополучия Ксум=4,9-5,1 (РЭН); в Центральной – район экологического благополучия Ксум 1,9-2,1 (РЭБ).
Было выявлено, дети с ВРГН вне зависимости от места проживания относительно экологически благополучного или экологически неблагополучного – имели более высокие показатели частоты заболеваний на каждом из трех лет жизни (табл 3).

Таблица 3
Заболеваемость детей с ВЧЛП и здоровых детей (в среднем по городу)(M±m)

Заболеваемость детей с ВЧЛП и здоровых детей (в среднем по городу)(M±m)

Частота и тяжесть течения заболеваний детей, имеющих ВРГН, зависели от выраженности дефекта. Наиболее характерными были заболевания органов дыхания, ЛОР - органов: среди них - 56,4% составляли аденоиды и хронический тонзиллит; заболевания ЛОР - органов отмечались у 76,77% больных. Проявлялись они в виде воспаления среднего уха, евстахиевой трубы, миндалин, слизистой носа.

Все дети раннего возраста (основная группа и группа сравнения), проживающие в районах техногенного загрязнения (РЭН), болели чаще детей того же возраста, но проживающих в условиях экологического благополучия (РЭБ, рис.2).

Заболеваемость детей

Рис.2. Заболеваемость детей.

У детей, проживающих в условиях экологического неблагополучия, чаще регистрировались кишечные инфекции, дерматозы, аллергический диатез; имело место более длительное течение заболевания.

Среди показателей здоровья, влияющих на качество жизни детей, относится состояние стоматологического статуса. Полученные показатели подтвердили данные о высокой заболеваемости детей с ВРНГ кариесом зубов: интенсивность кариеса у них была достоверно выше, чем у детей группы сравнения (табл.4).

Таблица 4
Интенсивность кариеса у детей

Интенсивность кариеса у детей

Большинство детей основной группы имели неудовлетворительный уровень гигиены; их число значительно (р<0,001) превышало число детей в группе здоровых: 70,9 % и 27,67% соответственно.

Исследование психологических особенностей показало, что дети с врожденными пороками челюстно-лицевой области по сравнению с детьми без врожденной патологии имели статистически значимые (р< 0,05) более низкие показатели экстраверсии и более высокие нейротизма (эмоциональной нестабильности). В основной группе чаще встречался интровертированный тип реакций (у 26,7%) по сравнению с экстравертированным (у 23,3%, p > 0,05), а в группе сравнения, наоборот, преобладали экстравертированные реакции (у 43,3% детей против 16,7% с интровертированными, р< 0,05). Число детей с низкими показателями нейротизма (т.е. эмоционально устойчивых) в основной группе было 23,33% против 26,67% в группе сравнения, детей с высокими показателями нейротизма (с выраженной эмоциональной неустойчивостью) в основной группе было 30 %, а в группе сравнения – 13,33% (р < 0,05).

Таким образом, для детей с данным пороком характерны меньшая общительность, повышенная тревожность и неуверенность в себе, недовольство собой и окружающим миром, пассивность и напряженность поведения, ригидность со склонностью "копаться" в собственных переживаниях и ощущениях, повышенная чувствительность к психогенно - травмирующим ситуациям, предрасположенность к вегетативным дисфункциям.

Матери детей с ВЧЛП отличались более низким уровнем нервно-психического здоровья: лишь у 3-х человек из них (6,2%) не было выявлено признаков невротизации, в то время как среди матерей детей без врожденной патологии таких женщин было 10 (25%); р < 0,05.
Лиц с невротическими состояниями было больше в группе матерей детей с ВЧЛП –18,8% против 10,0% в группе сравнения (р> 0,05). Женщин с преневротическими состояниями в обеих группах было практически одинаково (75,0% и 65% соответст-венно).

Анализ качественной структуры невротизации показал, что в обеих группах выраженность показателей, характеризующих астению и ипохондрию, была одинаковой, а более высокий уровень невротизации в основной группе вызывался депрессивными и тревожными переживаниями, связанными, в первую очередь, с наличием порока у их детей. После проведенной операции отмечалась отчетливая тенденция к улучшению их нервно- психического здоровья - увеличивалось число женщин без признаков нервно - психических нарушений и уменьшилось с невротическими состояниями, но тем не менее в группе сравнения аналогичные показатели остаются благополучнее (р> 0,05). После операции у матерей наблюдалось уменьшение депрессивности (р<0,05), астенизации и тревожности.

Таким образом, проведенное психологическое обследование выявило у детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области повышенную замкнутость, тревожность и неуверенность в себе, недовольство собой и окружающим миром, пассивность и напряженность поведения, высокую чувствительность к психогенно травмирующим ситуациям, а у их матерей - высокий уровень невротизации за счет депрессивных и тревожных расстройств. Подобные негативные психологические проявления отмечались после операции в меньшей степени.

Выводы

1. Частота врожденных пороков развития челюстно-лицевой области на территории Волгограда и области за 1981-1998 г.г. составляет 1:760 или 1,3 на 1000 живорожденных; изолированная расщелина неба - 38,7±1,75%; расщелина губы и неба – 34,67±1,71%; расщелина губы - 24,16±1,54%. Преобладают левосторонние поражения. У мальчиков пороки челюстно-лицевой области встречаются чаще (р<0,05). Выявлена достоверно большая частота рождения детей с пороками челюстно-лицевой области на урбанизированных территориях промышленной агломерации, в сравнении с типично сельскими.

2. Потенциальными факторами риска рождения ребенка с пороком челюстно-лицевой области являются: возраст матерей старше 30 лет; четвертая и более беременность. Достоверно подтверждены: роль экологических условий мест проживания и профессии родителей; перенесенных острых инфекционных заболеваний; прием лекарственных средств в первом триместре беременности.

3. У новорожденных с пороками развития челюстно-лицевой области чаще диагностировалась сопутствующая патология, имели место более низкие показатели массы тела ребенка на первом году жизни; выявлена высокая поражаемость детей этой группы стоматологическими заболеваниями

4. Психологические нарушения у детей с пороками развития челюстно-лицевой области проявлялись эмоционально-волевой неустойчивостью и депрессивными переживаниями в виде: повышенной замкнутости, неуверенности в себе; у матерей высокий уровень невротизации, за счет депрессивных и тревожных настроений.

5. Заболеваемость детей с пороками развития челюстно-лицевой области и доля часто болеющих детей выше на урбанизированных территориях экологического неблагополучия. Дети с пороками развития челюстно-лицевой области болели достоверно чаще детей здоровых.

Практические рекомендации

1. При создании регистра врожденных пороков развития у новорожденных г. Волгограда и области использовать полученные данные.

2. Для профилактики рождения детей с врожденными пороками развития челюстно-лицевой области использовать выявленные данные о потенциальных факторах риска в работе медико-генетической консультации и центре планирования семьи.

3. Детям с ВЧЛП, проживающим в районах экологического неблагополучия, систематически проводить лечебно-профилактические мероприятия с целью оздоровления.

4. Создать специализированные программы профилактики стоматологических заболеваний для детей с ВЧЛП.

5. Негативные психологические изменения личности ребенка и родителей определяют целесообразность организации мероприятий по психологической и социальной адаптации таких детей и их родителей.

Список опубликованных по теме диссертации работ

1.К вопросу о психо-социальных проблемах детей с врожденными расщелинами губы и неба // Тезисы докладов международной научно-практической конференции.- Волгоград, 1996. - С. 132-134 (соавт. В.И. Исмайлова).

2.Анализ опыта работы Волгоградского центра диспансеризации детей с врожденной патологией челюстно-лицевой области // Тезисы докладов 1-й Республиканской конференции“ Стоматология и здоровье ребенка” Москва, 1996. - С. 57. (соавт. В.И. Исмайлова, И.В. Фоменко).

3.Распространенность и анализ вероятных факторов риска рождения детей с врожденной патологией лица в Волгограде и Волгоградской области // Актуальные вопросы стоматологии: Сб. науч. трудов ВМА. Т.XXXXXII, вып. 1.-Волгоград.1996.- С. 27. (соавт. В.И. Исмайлова, И.В. Фоменко).

4.Клиническая характеристика врожденных пороков развития лица в Волгоградской области в 1996 г // Тезисы науч. докл. на XIV обл. конф. молодых ученых и врачей. – Волгоград, 1997. - С. 105. (соавт. И.В. Фоменко).

5.Распространенность врожденных пороков развития лица как индикатор экологического благополучия // Современные проблемы использования концепции риска при управлении качеством окружающей среды России. Материалы пленума межведомственного научного совета по экологии человека и гигиене окружающей среды. Москва, 1997. – С. 122. (соавт. И.В. Фоменко).

6.Экологические факторы риска врожденных пороков развития лица на территории Волгограда и Волгоградской области // Сб. трудов IV науч.-техн. конференции стран СНГ. Волгоград, 1998. - С. 252-254.

7.Мониторинг врожденных пороков челюстно-лицевой области у детей Волгоградской области, анализ некоторых факторов риска // Поволжский экологический вестник. Волгоград, 1998.- С. 322-325. (соавт. И.В.Фоменко).

8.Влияние некоторых факторов риска на частоту рождения детей с челюстно-лицевой патологией // Актуальные вопросы стоматологии. Сб. науч. трудов ВМА. Волгоград, 1999. - С. 32-37 (соавт. И.В Фоменко., В.И. Шишкина).

9.Социально-экологические аспекты врожденных пороков развития челюстно-лицевой области // Экологическая безопасность и экономика городских и теплоэнергетических комплексов. Волгоград, 1999, - С. 26-28 (соавт. Н.В. Коликова)

10.Комплексная реабилитация детей с врожденными пороками челюстно-лицевой области в условиях Волгоградского областного центра // Современные технологии лечения и реабилитации детей с врожденными наследственными заболеваниями челюстно-лицевой области и сопутствующей патологией. Екатеринбург - Москва.1999, - С. 69-70 (соавт. И.В Фоменко, В.И. Исмайлова, А.Е Пироженко, М.С Славина.)

11.Влияние велопластики на рост и развитие верхней челюсти // Сб. научн. трудов молодых ученых медиков и врачей. – Волгоград, 1998. Т.54. Вып.3. - С.77(соавт И.В. Фоменко, А.Е. Пироженко, А.В. Капылов, Е.В. Рекунова, Идрис Майсара).

12.Медико-социальные аспекты врожденных пороков челюстно-лицевой области. Мат. конференции // Гигиена детей и подростков на пороге III тысячелетия”. Москва. 1999. - С. 122 (соавт. И.В. Фоменко)

13.Методика анализа факторов риска рождения детей с пороками развития челюстно-лицевой области // Социально-гигиенический мониторинг здоровья населения. Мат. научно-практ. конференции. Рязань. 2000. - С.122. (соавт. И.В Фоменко).

14.Организация диспансерного наблюдения за детьми с врожденными пороками челюстно-лицевой области // Актуальные проблемы педиатрии. Сб. науч. статей Т. 56 вып.3. Волгоград. 2000.- С. 115. (соавт. И.В. Фоменко, А.Е. Пироженко, М.С. Славина, Е.Е. Нечаева, Г.И. Рогачева, А.П. Захурдаева, Н.И. Бурденко).

15. Клинико-эпидемиологическое исследование врожденных пороков челюстно-лицевой области на территории Волгограда и области // Тез. докл. III общероссийской научно-практич. конференции детских стоматологов. Москва-Волгоград, 2000. - С. 12. (соавт. В.И. Исмайлова, Л.К. Квартовкина, И.В. Фоменко).

Добавить в закладки:  

Класс! Нравится

Вход на сайт